Рабочие семьи, десятилетиями жившие в общежитии, выкинули на улицу

Чтобы жить как на вулкане и прислушиваться к каждому шороху за родными стенами, не обязательно селиться у подножия, скажем, горы Фудзияма. Острых ощущений вполне себе хватает и тем, кто с незапамятных времен обитает в общежитии, кто в свое время «по зову партии и велению сердца» приехал в Московский регион поднимать советскую экономику. Новые хозяева жизни без особых церемоний выселяют ветеранов… на улицу.

Рабочие семьи, десятилетиями жившие в общежитии, выкинули на улицу

— В середине декабря в моей секции взломали дверь, но меня попросили не волноваться, — рассказывает Надежда Алексеевна Морозова, обитательница общежития №15 суконной фабрики «Спартак» Раменского района. — Дескать, выселяем не вас, а вашу соседку, из другой комнаты. А в январе выставили уже и меня…

Надежда Алексеевна отработала в ткацком производстве 33 года. Медаль к 850-летию Москвы, ветеран труда и т.д.

Мне показывают решение Раменского горсуда. В нем сказано, что Морозова подлежит выселению. Только не Надежда Алексеевна, а некая Надежда Александровна. Вроде как ошибочка вышла, опечатка. Но конкретно-то на улице оказалась не Морозова Надежда Александровна (таких здесь сроду не было), а Надежда Алексеевна.

Когда у родственников переночует, когда у знакомых…

Вердикты судов хоть и вершат человеческие судьбы, но зачастую точностью не отличаются. Женщина, которую из секции Морозовой (они в общежитии состоят из двух комнат) выселяли первой, имеет фамилию Кулагина. А ей пришел исполнительный лист на… Калугину. Но какая по большому счету разница? Кулагина-Калугина тоже скитается где придется.

Рабочие семьи, десятилетиями жившие в общежитии, выкинули на улицу

■ ■ ■

Суконная фабрика «Спартак» в советские годы была знаменита. Работала в три смены, в основном одевала солдат Советской Армии, поставляла полушерстяные одеяла и ткань для шинелей.

Вербовщики хватали девушек на периферии во всех уголках нашей необъятной страны. Мол, что ты, молодая, красивая, будешь делать в своей глуши? Езжай с нами, Москва в двух шагах, культурная жизнь бьет ключом… Некоторые здесь оказались по запросу предприятия как молодые специалисты, по окончании профильных учебных заведений.

Сегодня им уже не 18, когда жизнь прекрасна и удивительна, а 50–60 лет. И единственное, что им дала Родина-мать, — это самое общежитие. Дала, как выясняется, не навсегда. Хотя в свое время все общаговские стояли в очереди на муниципальное жилье. Весь Советский Союз стоял в очереди на бесплатные квартиры. В 2003 г., когда фабрика «Спартак» еще работала, семьям дали ордера на занимаемую площадь в доме №15. Все, таким образом, получили квартиры. И с общей муниципальной очереди на жилье в районе их сняли.

Социализм в России сменился на капитализм. И обанкротившуюся в 2004 г. фабрику выставили на торги. По закону общежитие должны были передать местным органам власти. Но ведь известно, что закон у нас что дышло…

Среди объектов производственного назначения затесалось и общежитие №15, где жили ничего не подозревающие семьи. При этом в документах, на основании которых проводился аукцион, было сказано: дом №15 «без обременения». То есть 43 семьи с детьми, внуками и бабушками, которые проживали в общежитии, организаторы торгов приняли, видимо, за обои на старых стенах или за рваный линолеум на полу. Здание вместе с людьми оказалось в собственности некоего ООО «Релакс».

«Второго дыхания» фабрике это самое ООО не открыло, никаких экономических чудес в виде шинелей «для армии, для победы» или верблюжьих одеял. Все в рамках предсказуемого: бывшие цеха нынешние «эффективные менеджеры» превратили в склады со всякой всячиной, тупо сдают их в аренду.

А вот живых людей со всеми потрохами «в аренду» пока что не получается.

Рабочие семьи, десятилетиями жившие в общежитии, выкинули на улицу
Большинство из этих ткачих уже выселены на улицу…

Обитательница секции 55–56 Лариса рассказывает, какую жуть пережила ее дочка, когда мама Лариса была на работе. 55–56 новая собственница пришла выселять с большим скандалом: ее подручные тарабанили в дверь, угрожали ребенку, который был в этот момент дома. Женщина, которая считала себя собственницей этих квадратных метров, сообщила в полицию, что ее не пускают в принадлежащую ей по праву квартиру, внутри посторонние.

Начали разбираться. Выяснилось, что та дама тоже все перепутала. У ООО она приобрела секцию не 55–56, а 57–58.

— Собственник нас хотел выселить всех и сразу еще в 2007-м, — вспоминает Любовь Кобзова, которая здесь уже не живет, ее, как и многих других, выставили. — Ничего не получилось: мы обратились в суд, он установил, что мы проживали по социальному найму до того, как сменился собственник. И что наши права сохраняются. «Релакс» тогда сменил тактику, попытался заключить с нами договора коммерческого найма: 20 тыс. руб. в месяц плюс свет, отопление, коммунальные платежи. Откуда такие деньги? У нас пенсия по 9 тыс. рублей!..

Развернулась борьба за выживание.

Сегодня квартиры бывшего общежития ООО «Релакс» продает, похоже, своим представителям скорее всего для видимости. Которые действуют уже через суд. И вдруг «обнаруживают», что в «их» квартирах живут другие люди — те самые, что верой и правдой отработали на фабрике не один десяток лет. И Раменский горсуд с легкостью необыкновенной выселяет фабричных.

Как поясняют жильцы, сделки между покупателем и продавцом совершаются без осмотра помещения. Покупатель не может не знать об обременении в виде фактических жильцов и преследует цель их выселить, освободив, таким образом, объект недвижимости.

Но если об осмотре не знают проживающие, значит, его не было и акт этот — филькина грамота. А если осмотр был, но в отсутствие проживающих, то это уже взлом. Юристы обычно квалифицируют его как «нарушение неприкосновенности жилища».

…Идем на кухню, которые есть в любом уважающем себя общежитии эпохи развитого социализма. По две на этаже в разных концах, по три газовые плиты в каждой. Здесь всегда готовили пищу, засолку, закваску — в общем, места хватало всем.

Рабочие семьи, десятилетиями жившие в общежитии, выкинули на улицу
Надежда Морозова и ее дверь, с которой без всяких церемоний «болгаркой» был вырезан замок.

Сегодня на кухнях стоят тяжелые металлические двери, они прочно приварены к металлическим рамам. Броня.

Обеды мамы и бабушки теперь готовят в своих комнатах, по этому случаю обзавелись электроплитками.

От хозяйских дел по дому — ремонта здания, замены сантехники, ликвидации протечек на кровле и пр. — собственник самоустранился сразу. Все бытовые вопросы жильцы решают самостоятельно, даже сами заключают прямые договора с ресурсоснабжающими организациями.

В общем, вся энергия ООО уходит на тяжбу с жильцами. Из 44 семей по решению суда выселено уже больше половины. Причем некоторым до сих пор приходят квитки на оплату услуг ЖКХ: горячей и холодной воды, отопления. Выселили ведь не Надежду Алексеевну Морозову, а несуществующую Надежду Александровну. И не Кулагину, а Калугину. Так что не исключено, что еще и повесточка в суд прилетит — за долги коммунальные тяжкие. Только что с них взять — с бомжей-то?!

По мнению адвоката, в судопроизводстве по массовому выселению из общежития воз и маленькая тележка нарушений Гражданского и Жилищного кодексов РФ. Среди них основа основ — недопустимость лишения жилья.

Ранее судом установлено, что общежитие неправомерно передано в частную собственность. Теперь же Фемида упорно считает, что жильцы не имеют права пользоваться жилым помещением, поскольку не заключили с новым собственником договор найма. Не принимает во внимание то обстоятельство, что «Релакс» не предоставлял людям крышу, это сделал предыдущий собственник — ЗАО ТК «Спартак», правопреемник суконной фабрики «Спартак».

Статья 675 ГК РФ прямо гласит: «Переход права собственности не влечет расторжение или изменение договора найма жилого помещения. Новый собственник становится наймодателем на условиях ранее заключенного договора найма». Не учитывает суд и их права как лиц, не подлежащих выселению без предоставления другого жилого помещения, поскольку дом №15 — уже не общежитие.

В 2010 году часть обитателей сумела приватизировать по одной комнате из двух — как правило, семьи занимали здесь целые секции из двух комнат, это и считалось квартирами. По всем законам одна из двух комнат теперь их частная собственность, которая священна и неприкосновенна. У них хоть маленький, но свой угол. И никакие аукционы по купле-продаже значения не имеют.

Однако недавно из дома выселили семью, у которой приватизирована одна из двух комнат. Сначала без всяких церемоний барахло из неприватизированной комнаты перенесли в приватизированную. А потом выписали и из той, что в собственности.

В свое время, чтобы защитить себя и свое имущество, жильцы поставили в секции надежные металлические двери. Выходило по 25 тыс. рублей на семью. Дорого, конечно, но хоть какая-то гарантия, что не вышибут ногой и вещи не окажутся на улице.

Впрочем, эта защитная мера не спасает.

— Никакие судебные приставы к нам не приходят, чтобы исполнить решение суда, — рассказывают люди. — Никакой полиции, документов, описи имущества. Ничего этого нет и в помине, такой порядок мы только по телевизору видим. Приходят 2–3 человека от имени ООО с «болгаркой» и ящиком инструментов. Вырезают наши замки и делают все что хотят.

Приходят, как правило, в тот момент, когда никого нет дома.

Так, Татьяна Соловьева заранее попросила районную Фемиду об отсрочке выселения. Было это еще в августе 2017 г., в заявлении она мотивировала просьбу тем, что ей с ребенком совершенно некуда идти. Снимать однокомнатную квартиру в Раменском за 20 тыс. руб. в месяц не позволяет финансовое положение. Не на вокзале же жить!

Просила суд дать ей возможность хотя бы спокойно перезимовать нынешнюю зиму, а уж она постарается подыскать какие-то варианты.

Суд назначил рассмотрение заявления аж на 5 декабря. А в сентябре, в ее отсутствие, замки на двери вырезали (как обычно, «болгаркой»), вещи везти было некуда, их сложили в местной котельной.

По такой же схеме — «болгарка», ящичек с инструментами — поступили и с Надеждой Кудряшовой, которая на фабрике работала с 1977 г. «У меня на руках не было даже письменного постановления о возбуждении исполнительного производства. Мне сказали — в Интернете на сайте есть, там и читай».

■ ■ ■

По словам заместителя председателя Московской областной думы Игоря Чистюхина, на тот момент, когда вокруг общежития №15 только сгущались тучи, он являлся депутатом Раменского района от этого избирательного округа. И информировал руководство муниципалитета, что общежитие выставлено на торги и что ситуация рано или поздно закончится плачевно.

— Я предлагал предусмотреть в бюджете средства и выкупить общежитие в муниципальную собственность, под маневренный фонд, — рассказывает Игорь Васильевич. — Сумма была скромная, но район историей не заинтересовался. На сегодняшний день почти 20 семей уже стали бомжами. Люди, отдавшие фабрике не один десяток лет и получившие квартиры в общежитии по ордерам, оказались беззащитными и перед новым собственником, и перед законом. Недавно получил ответ из прокуратуры, пишут: проживание ограничивает права собственника. «Оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется».

Аукцион, на котором решалась судьба общежития, проводился не в Раменском районе и даже не в Московской области — скорее всего, предполагает Игорь Васильевич, чтобы отсечь конкурентов, других соискателей. Ведь 3-этажное здание общежития ушло за смешную цену — 1 млн рублей, квартира стоит дороже! Не исключено, что торги проводились «под кого-то».

В свою очередь депутат Чистюхин не раз ездил и в прокуратуру, и к председателю Раменского горсуда, в Московский областной суд, который автоматически утверждает вердикты своих раменских коллег. Все только руками разводят: дом №15 числится как общежитие, гражданам оно предоставляется во временное пользование. Пожили — и будет, теперь все на улицу.

В таком случае почему же в 2007 г. Раменский городской суд занял сторону обитателей дома №15? Он наверняка тоже руководствовался буквой закона!

Депутат считает, что чисто теоретически район и сегодня может выкупить у «Релакса» дом №15. Хотя новые собственники вряд ли продешевят, заломят за него такую цену, что мало не покажется, это будет не 1 и не 10 млн рублей.

— Ситуацию, — считает Игорь Чистюхин, — можно исправить, допустим, по вновь открывшимся обстоятельствам. Найти нарушения в проведении торгов. И отменить их результат. Тогда все вернется на свои места и уже можно будет в рабочем порядке решать ситуацию.

Со своей стороны добавим, что наши властные структуры при желании способны найти кучу нарушений в любом вопросе. Нужно только желание. Один из таких явных проколов на поверхности. Дом №15 выставлялся на торги без обременений — то есть стены, крыша и холодные батареи, в то время как в этих стенах жили и строили планы на жизнь 43 семьи.

Иное дело — проявят ли властные структуры это самое желание помочь людям?..

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» – подпишитесь на наш Telegram.

Источник


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*