На суде вскрылись страшные подробности массового убийства в пермском университете

Дело Тимура Бекмансурова обрастает новыми подробностями

В Перми третий день продолжается процесс по делу Тимура Бекмансурова — бывшего первокурсника юридического факультета госуниверситета, который 20 сентября прошлого года устроил массовый расстрел в собственном вузе. Ему предъявлено обвинение по 6 статьям, в том числе особо тяжким. На его счету шестеро убитых, около 20 раненых, еще 37 человек получили телесные повреждения из-за паники. В среду состоялись допросы пострадавших.

Фото: Кадр из видео

Практически весь первый день слушаний, 5 сентября, был посвящен чтению обвинительного заключения. Оно продолжалось несколько часов. Прозвучали все выявленные следствием детали того дня — от подробностей убийств и до суммы ущерба за бампер автомобиля, поврежденный картечью.

На этом же заседании адвокат Виктор Паньков заявил о том, что его подзащитный полностью признает свою вину. В соответствии с порядком рассмотрения дела, одобренным гособвинением и стороной защиты, с 6 сентября суд начал допрос потерпевших. Эта часть процесса может занять от одного до двух месяцев — потерпевшими по делу признаны 60 человек. В их числе — родственники погибших и те, кто получил ранения, а также участники событий, которые заявили о моральном или материальном ущербе от действий подсудимого.

7 сентября очередь на пропускной пункт краевого суда выстроилась задолго до начала заседания — и в основном именно в зал 327, где рассматривается дело Бекмансурова. У журналистов тщательно проверяли документы и технику. Адвокат Виктор Паньков прошел по своему удостоверению без очереди.

В зал журналисты и потерпевшие вошли вместе. Потерпевшие — в первый ряд, журналисты во второй, камеры — направо, за ограждение. Подсудимый — в застекленной клетке, почти в профиль к залу, глаза опущены. Аккуратно подстрижен, причесан, чистое, юное лицо, очки — типичный первокурсник. Трудно представить, что это он гнался за толпой перепуганных людей, стрелял картечью в спины, выстрелами в голову добивал раненых — и все это «из хулиганских побуждений», как квалифицировало следствие.

Судя по наполнению зала, минута «славы» для Бекмансурова еще не наступила: полтора десятка журналистов, пара блогеров, и все. На первом заседании 5 сентября еще появлялись студенты-юристы — как бы из научного интереса, но сегодня уже и их нет.

До появления судьи адвокат успевает коротко переговорить со своим подзащитным. Дальше он будет только повторять после выступления каждого потерпевшего: «Вопросов нет».

Вообще заседание проходило на редкость неэмоционально. Судья Сергей Коробейников строго придерживался профессиональных рамок, обвиняемый и адвокат сохраняли «покерфейс». Неформальную ноту вносило, как ни странно, гособвинение. Старший прокурор отдела гособвинителей краевой прокуратуры Светлана Плотникова расспрашивала потерпевших мягко, как психотерапевт. Собственно, это и понятно: все они — младшекурсники.

Вопросы однотипные: где находился, когда началась стрельба; видел ли стрелявшего, раненых; сколько было выстрелов, кто куда побежал.

Все потерпевшие в момент нападения находились возле западного КПП — это «ворота» университета со стороны вокзала Пермь-2. Все слышали начало стрельбы и видели мужчину с оружием, который приближался к ним по улице Генкеля. Описывали его по-разному: в черном, в камуфляже, в защитном жилете. Но все запомнили каску на голове. Некоторые видели оружие, но не поняли, что оно настоящее. Да и первые хлопки приняли за звуки автомобильных шин или детские «бомбочки».

Даниил — первокурсник, в сентябре прошлого года он еще не был студентом. В тот день ждал у первого корпуса подругу с пары. Вместе вышли через западный КПП и через пару шагов услышали хлопки. Человек стрелял с расстояния около 20 метров.

— Мы бросились обратно на территорию, забежали в химкорпус. Слышали выстрелы со стороны перехода из 8-го корпуса. Физически я не пострадал, но морально — да. Прошел год, но воспоминания очень яркие. Мы каждый день ходим на занятия через этот КПП — как тут забудешь?

Расчет Бекмансурова на скопление молодежи на улице между второй и третьей парами и панику, о котором он говорил на следствии, полностью оправдался. Люди побежали. Большинство пыталось скрыться на территории университета, падали, проталкивались через КПП, бежали к ближайшему 8-му корпусу, надеясь укрыться. За ними следовал убийца, стреляя в толпу. Знал, куда идет, — планы зданий, расположение корпусов он изучал заранее.

Второкурсник Антон рассказал:

— Мы с Натальей после физкультуры пошли купить воды, вернулись к КПП около 11.28. Там уже собралось человек 20, многие вышли покурить между парами. Услышав хлопки, я обернулся — Тимур шел к нам по улице Генкеля, был на расстоянии 20–30 метров. Оружия я сначала не заметил. Потом мы увидели, что он начал стрелять по прохожим. Я побежал на территорию, к 8-му корпусу, почувствовал, как ударило в затылок. Видел девушку — на лице у нее была кровь, слышал выстрелы на улице. Потом по переходу добрался до первого корпуса, там мне начали оказывать помощь…

А вот рассказ спутницы Антона Натальи — она получила ранение в затылок:

— Когда раздались выстрелы, на проходной началось столпотворение. За КПП стоит стенд с картой кампуса — возле него я увидела молодого человека, он держался за грудь и живот… Мне что-то попало в затылок, но на мне была толстовка, толстый капюшон. Я забежала за угол химического корпуса, какой-то мужчина сказал мне бежать дальше. В 8-м корпусе я услышала выстрелы по дверям, добралась до 1-го корпуса, оттуда нас уже увезла «скорая».

После заседания Наталья рассказала, что ранение у нее было не тяжелое. И не оно оказалось самым страшным:

— В тот момент медики не могли сказать, что мне попало в голову. Уже на следствии я узнала, что это была дробь. Родители — они живут в Соликамске — были в шоке, очень переживали за меня. А тетя, когда приехала забирать меня из больницы, прямо разревелась. С учебой было непросто после всего этого, хотя преподаватели шли нам навстречу. И до сих пор временами накатывает страх, что такое может повториться.

Никита в тот день приехал в универ на KIA — машине, принадлежащей деду. Запарковался у западного КПП.

— Народу у входа на территорию было много, человек 40. Сначала я услышал два хлопка, обернулся… Я не понял, что за оружие, может, игрушечное? Все бросились толпой на территорию, была давка, и я побежал в сторону автомобильного КПП. Прятался за студенческим ДК, слышал, что выстрелы продолжаются. Какой-то мужчина меня подвез до КПП, где я оставил машину, но она уже была не на ходу — пробито крыло, колесо…

Физически Никита не пострадал, но заявил гражданский иск на 300 тысяч рублей в возмещение морального вреда. Потерпевшим в части повреждения автомобиля признан его дед.

Источник


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*