Чудеса на Волге

Как бывший префект Москвы лишился трех домов и гектара земли

Лет десять назад имя бывшего префекта Южного округа Москвы Юрия Буланова не сходило со страниц прессы в связи с громким уголовным «делом префекта». Ранее наша газета неоднократно выступала на эту тему. «Без вины виноватый». «История одной расправы», «Свидетели без обвинений» и др. – вот материалы в связи с возбужденным против Буланова, Щербакова и Воеводина уголовным делом. В 2011 году Кунцевский суд Москвы приговорил Буланова к 3,5 года лишения свободы за растрату 17,7 млн руб., но он себя виновным не признавал. И вот спустя 12 лет… бывший фигурант сам обратился… за помощью.

– Юрий Константинович, начну с не самой приятной темы. «Дело Буланова» стало самым громким уголовным делом 2010 года, потому что ранее чиновники такого высокого уровня никогда не арестовывались и не осуждались. Как спустя 12 лет вы сами видите ту историю?

– Дело против меня возбудили якобы за хищения при проведении капремонта жилых домов в Южном округе. Я не буду говорить, что был «заказ», что следствие велось предвзято (хотя это правда). Но факт, что по результатам экспертизы в лаборатории Министерства юстиции РФ работ по капремонту было выполнено даже больше, чем оплачено префектурой. Странное «хищение», со знаком минус, верно?

В итоге суд постановил, что Юрий Буланов «совершил растрату без признаков присвоения денежных средств». За это загадочное действие мне дали 3,5 года, я уехал по этапу… Срок я отбыл полностью. Сейчас судимость с меня снята. Кроме того, я остался действительным государственным советником 2-го класса, при мне все мои ордена и медали, в том числе медаль ордена «За заслуги перед Отечеством 2-й степени», которой меня наградил президент России. Осталось у меня и наградное оружие, и добрые отношения со многими людьми. Вообще-то, дело выделили из возбужденного уголовного дела, в отношении начальника ДЭЗ района Чертаново Северное, затем попытались в отношении Главы управы, но… префект выше, да и погромче. Да и игорный бизнес в ЮАО был парализован полностью. Кто его крышевал, уже всем известно. Дело вел лейтенант юстиции, ставший старшим лейтенантом, но затем, после приговора мне, был уволен как не прошедший переаттестацию. Поразительно, также был уволен и его начальник отдела, и заместитель начальника ГСУ МВД РФ по Москве. Может, стечение обстоятельств, а может, и предвзятость, которая многим понятна. А сам заявитель Воеводин, после оглашения судьи о том, что ему назначено три с половиной года условно, и солидарная ответственность поделена на троих, закричал в суде: как же так, меня обманули, говорили, что мне ничего не будет за то, что оговорил префекта, у меня забрали все… Кстати, Воеводин В.В. был заявителем по многим УД в ЮАО Москвы, а накануне приговора все свое имущество переписал на родственников… Не хочется об этом вспоминать, но «осадочек остался».

– Тем не менее за последние годы вы стали фигурантом нескольких громких скандалов из-за имущества, которое вы пытаетесь отобрать у своей близкой знакомой Елены Дмитриевой.

– Сразу скажу, что Дмитриева никогда не была мне женой – ни гражданской, ни тем более официальной. Некоторое время она сопровождала меня во время командировок, за что регулярно получала дорогие подарки и деньги. Но совпадение имен (моя жена тоже Елена) двух женщин породило путаницу.

После того как я попал в колонию, она, видимо, решила, что ей выпал шанс забрать у меня все. И у нее кое-что получилось, не без помощи моих «друзей и приятелей», которым был нужен, когда занимал кресло префекта. Для этого я просто не должен был вернуться домой. Однажды ко мне в красноярскую ИК-31 приехал близкий человек, которому я полностью доверяю. От него я узнал, что хорошо известная мне женщина ищет любые способы, чтобы я не вышел ни по УДО, ни по окончании своего срока. За это она якобы готова была заплатить большие деньги. Но вот видите – не получилось… И, кстати, часть адвокатов, которые меня защищали ранее, оказались с ней в одной упряжке.

Сейчас я просто пытаюсь вернуть то имущество, которое она успела заполучить. Речь не о моих подарках, конечно.

– СМИ пишут про какой-то очень дорогой кусок земли в Тверской области, из-за которого вы уже добрались до Генеральной прокуратуры и чуть ли не до Кремля. О чем идет речь?

– Давайте я попробую рассказать эту историю по порядку. Когда-то давно Елена Дмитриева познакомила меня со своим отцом Владимиром Сизовым. Мы с ним не то чтобы подружились, он намного старше, но – общались. В том числе я заезжал к нему на дачу в деревне Городище Конаковского района Тверской области. И пусть «родовое гнездо» Сизова не отличалось особой роскошью – там стоял старый дощатый дом, двухэтажный, продуваемый со всех сторон, с русской печкой, щитовыми пристройками и удобствами во дворе, зато это был почти гектар прямо на берегу Волги!

В 2004 году, увидев мой интерес, Сизов предложил купить у него этот земельный участок. Он оценил его в 500 тысяч долларов США. Правда, поставил условие: я покупаю на его имя квартиру, остаток денег отдаю наличными. Затем договорились, что я ему пожизненно закрепляю на втором этаже нового дома комнату, кабинет и отдельный санузел с душевой кабинкой, и в итоге он предложил дать ему 400 000 долларов США.

В том же году отец Дмитриевой въехал в новостройку площадью 98,6 кв. м в районе метро «Динамо». Еще 150 тысяч долларов я отдал ему в руки, при свидетеле.

А дальше начались странности. Для начала выяснилось, что из огороженного забором гектара земли ему по документам принадлежат… 15 соток! Остальное – чистый самозахват. Выходит, я заплатил по 26 тысяч долларов за сотку. Такой цены конаковская земля еще не знала! Пришлось еще добавлять денег и выкупать два прилегающих участка у местной администрации. Сизов привел некоего Богданова, который взялся все построить и решить.

Тут я, признаюсь, сделал еще одну глупость – согласился на уговоры Дмитриевой, которая говорила: удобнее, если все три участка сначала будут оформлены на ее отца, а потом он разом переоформит их на мое имя. И, не дожидаясь каких-то формальностей, развернул на всех трех участках масштабное строительство – с нуля возвел три дома с коммуникациями, гаражом, котельной, эллингом, пирсом и т.д. Увидев «квалификацию строителя Богданова», я сменил руководство стройкой, нанял профессионалов и сам все контролировал. Богданов занимался оформлением земельных участков для Сизова, за мои деньги.

Строительство и обустройство заняло несколько лет. В итоге я вложил в участок на Волге свыше 4 млн долларов.

– И что, все это время вас вообще не интересовал вопрос о переоформлении прав собственности на себя?

– Сизов обещал «вот-вот» это сделать. Сначала он выписал на свою дочь доверенность, но почему-то указал ее старую фамилию. Затем это исправил, но в новом документе Дмитриевой доверялось лишь управлять имуществом, без права продажи. И лишь с третьей попытки оформил все как положено.

В апреле 2010 года первый из трех участков, наконец, стал моей собственностью. Сизов «разрешил» Дмитриевой по доверенности от его имени продать участок с домом. Вот-вот должны были оформить и остальные, но именно в этот момент я оказался под следствием. Меня сначала положили в больницу, потом перевезли в СИЗО, а потом вообще отправили в колонию. Поверьте, что меньше всего я в это время думал про землю в Конаково.

Освободившись в декабре 2013 года, я поселился сразу в Городище. Достраивал дома, завозил новую мебель, принимал гостей. Был абсолютно уверен, что вокруг – уже давно моя собственность, как мы договаривались с Сизовым и как гарантировала Дмитриева. От Валентины, домохозяйки, я узнал, что все вновь построенные дома оформлены на Дмитриеву. А основной, старый дом с постройками, оказывается, Сизов еще 13 мая 2005 года продал…своей дочери за 1 408 168 рублей.

А потом вдруг увидел документ, где собственником одного из домов был указан не я, а она. Разумеется, возник вопрос, как это может быть? В местном отделе управления Росреестра мне показали копию договора, по которому я якобы продал Дмитриевой дом и землю. Причем продал тогда, когда не мог этого сделать в принципе.

– Почему это?

– Потому что в этот день я совершенно точно лежал в ЦКБ, под капельницей. И под охраной сотрудников МВД. Думаете, они бы разрешили подследственному уехать из больницы в Тверскую область? А если бы я даже научился проходить сквозь стены, то еще раньше следователи официально изъяли у меня паспорт, без которого никакие документы на регистрацию в Росреестре точно не приняли бы.

– И что на это вам сказали Сизов с Дмитриевой?

– Дмитриева сказала, что я недоплатил ее отцу какую-то небольшую сумму, но как только я погашу этот долг, они сразу все переоформят, как она и обещала. На встречу с Сизовым я поехал с диктофоном, на который записал весь наш разговор. Более того, Сизов написал расписку о том, что получил 400 тысяч долларов за землю и обязуется переоформить ее на мое имя до 31 декабря 2014 года. Написал добровольно, я его не пытал, честно.

Но потом отец с дочкой, наверное, подумали – а зачем вообще кому-то отдавать имущество, которое стоит несколько миллионов долларов? Есть такая поговорка, что лучшая оборона – это нападение. Дмитриева и Сизов пошли в атаку – они начали говорить, что никаких денег от меня не брали, вся земля в Городище принадлежит только им, дома и прочие сооружения они построили сами и на свои личные средства. А Буланов был-то здесь пару раз, и то по приглашению Дмитриевой.

Было забавно слышать такое. Очень хотелось спросить, откуда у вас появились деньги на такое масштабное строительство?

В общем, устав от обещаний, 6 ноября 2016 года я написал заявление на имя начальника ОМВД по Конаковскому району подполковника Печенина с просьбой возбудить уголовное дело по факту мошенничества. И тут же получил «ответку» – в январе 2017-го Сизов обвинил меня в краже… его старого дома. И бани. Цитирую: «В помещениях находилась дорогая бытовая техника, радиаторы. Со слов моей дочери, Дмитриевой Е. В., всё это разобрал и вывез или просто разрушил (вопреки ее протестам) ее сожитель Буланов Ю. К. …Свой ущерб я оцениваю в 90 000 долларов». Он, видимо, забыл, что в 2005 году все продал дочери, а свои пожитки перевез в д. Брыкино.

Правда, элементарная проверка показала: «рабочие, осуществлявшие демонтаж и погрузку строений на автотранспорт с последующим их вывозом с земельного участка, расположенного по адресу: Конаковский район, д. Городище, ул. Речная…, пояснили, что все демонтажные работы и вывоз строений проводились под руководством Сизова В. К.». Все это похоже на заведомо ложный донос по статье 306 УК РФ, которая предусматривает наказание до 2 лет лишения свободы. Но полиция пожалела пенсионера и вынесла отказной материа: «учитывая его возраст и имеющиеся в связи с этим заболевания, ограничивающие адекватное восприятие реальных событий». Хотя странная позиция – кто-то совершает преступление, но его прощают, потому что он не вполне «адекватный».

– Давайте пока тоже оставим Сизова в покое и вернемся к вашему заявлению о мошенничестве. С ним-то что происходило?

– Когда замначальника следственного отдела ОМВД по Конаковскому району капитан Бакшевская впервые увидела принесенные мною документы, она сразу заявила, что всего-то нужно было провести несколько следственных действий. Во-первых, провести экспертизу расписки в получении денег. Во-вторых, опросить врачей из ЦКБ и сотрудников МВД, которые головой отвечали за мое пребывание 9 июня 2010 года в больнице. И мог ли я 2 июля расписаться в журнале о получении зарегистрированных договоров обратно? Возможно, поинтересоваться, каким образом Сизов приобрел трехкомнатную квартиру в Москве и почему средства за нее вносил мой сын Александр. Не так уж сложно, тем более что я со своей стороны предоставил все необходимые документы.

А потом я увидел: время идет, уголовное дело не возбуждают, свидетелей не вызывают, факты не проверяют. Только 5 марта 2019 года, так и не проведя полноценных следственных действий, было возбуждено уголовное дело по признакам мошенничества. Правда, против… «неустановленных лиц». Присвоен номер и прошло по учету. Но, в нарушении всех сроков УПК РФ, уже 11 марта появился «отказной материал» с формулировкой «за отсутствием в деле состава преступления». Могу предположить, что в дело вмешался тогдашний межрайонный прокурор Николай Фоменков.

– Вы сейчас серьезно, о Фоменкове?

– Конечно. Об этом писали СМИ. И даже публиковали фотографии Фоменкова за рулем авто… Елены Дмитриевой. Когда о странных поездках узнало его начальство, он объяснил это тем, что хотел купить у Дмитриевой машину и просто «взял потестировать». И ему поверили. Правда, перевели с понижением в другой, отдаленный район.

– Что происходило дальше?

– Мною и адвокатами была пройдена масса юридических процедур, включая судебные. В октябре 2019 года отказ в возбуждении уголовного дела по моему заявлению был отменен по той причине, что «является незаконным и необоснованным в связи с существенной неполнотой проверки». Потом в апреле 2020-го снова решили, что дело… нуждается в дополнительной проверке. Также Тверской областной суд отменил решение Конаковского районного суда. Дело направили на новое рассмотрение.

Затем наступила очередная пауза – длиною в год! Все это время шла имитация работы следствия, экспертизы то назначались, то отменялись. Я жаловался. В какой-то степени это помогло, мне ответили, что материалы переданы в Генеральную прокуратуру, назначенная проверка находится там на контроле. А 23 апреля 2021 года вышло постановление первого заместителя прокурора Тверской области Денисова, где было сказано: «В прокуратуре области установлено, что вопреки требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Е. Дмитриевой является незаконным и необоснованным, в связи с чем подлежит отмене… Бездействие сотрудников следственного подразделения, отсутствие надлежащего ведомственного контроля со стороны руководства следственного органа привело к нарушению требований ст. 6.1 УПК РФ, прав участников уголовного судопроизводства… Приведенные нарушения уголовно-процессуального законодательства стали возможными в связи с ненадлежащим отношением как следователей, так и руководителей следственных органов всех уровней к исполнению своих должностных обязанностей».

– Ну, это серьезные формулировки.

– Видимо, только не в Конаковском районе. Ознакомиться с материалами проверки в СО Конаковского района СК РФ по Тверской области нам не дали. Свежий пример: вот сейчас следователь следственного отдела по г. Конаково СУ СК РФ по Тверской области Горшков написал очередной отказ в возбуждении дела «в связи с отсутствием в действиях Е. Дмитриевой состава преступления». Над делом он «просидел» меньше месяца. Если прочитать 25 страниц постановления, станет очевидно – ни одного нового процессуального действия Горшков не совершил, ни одного нового свидетеля не допросил, ни одной новой экспертизы не провел. Просто переписал своими словами предыдущий отказ. Если это не то самое «бездействие следственного подразделения», то что это еще? В отказном материале следователь переписал опросы свидетелей со стороны Дмитриевой, в том числе моего бывшего адвоката, не устранив противоречия в их пояснениях, а приняв за доказанность, с чем невозможно согласиться.

У меня есть своя версия ответа, почему так в следственных органах Конаково происходит и почему не самое сложное дело не трогается с места уже почти шесть лет. Хотелось бы изложить ее прокурору Тверской области Сергею Борисовичу Лежникову и попросить разобраться во всем лично. Без участия замов или помощников. Еще большая надежда остается на Генеральную прокуратуру, где это дело по-прежнему находится на контроле. Параллельно мои адвокаты готовят обращение в Управление «М» ФСБ РФ. То есть борьба с заведомым беззаконием будет продолжена.

Справка: Юрий Буланов. Окончил Кировоградское летно-штурманское училище, командный факультет Академии Гражданской авиации, аспирантуру Московской академии экономики и права. Работал в магаданском управлении Гражданской авиации СССР, Госавианадзоре, администрации Чукотского автономного округа. Занимался крупным бизнесом в сфере строительства и рыболовства. С 2000-го – в структурах исполнительной власти Москвы, с 2007-го – министр столичного правительства и префект Южного административного округа. По итогам подачи деклараций о доходах за 2008–2010 гг. официально возглавлял рейтинг самых состоятельных префектов столицы. Был арестован 2 июля 2010 года по обвинению в растрате бюджетных средств при проведении капремонта жилых домов округа – по ч. 4 ст. 160 УК РФ («растрата без признаков присвоения денег»). СМИ писали, что причиной ареста Буланова могла стать месть «игорной мафии» за закрытие на территории ЮАО сети подпольных казино. После освобождения работал в должности руководителя аппарата – управляющий делами в ранге заместителя федерального министра, затем директор по строительству золотодобывающей компании. Сейчас на пенсии.

P.S. Получив 20 мая 2022 года, наконец-то, фотокопию материалов проверки и ознакомившись с материалом дела, адвокаты Буланова здорово удивились. В деле находятся материалы со стороны свидетеля Дмитриевой, прямо указывающие на то, что им очень хорошо известны материалы проверки. И.о. начальника СО СУ СК РФ по Конаковскому району Буев Е.Н. решил отправить часть материала в Москву, выделив в отдельное производство в отношении Сизова В.К., «оторвав голову от туловища», в целях затягивания сроков длительно тянущегося расследования. Характерно, что Буланов просил на личном приеме прокурора Тверской области об объединении четырех разрозненных материалов КУСП, касающихся одного события и одних и тех же лиц: Сизова В.К. и его дочери Дмитриевой Е.В.

Как стало известно, бывший межрайонный прокурор Конаковского района Фоменков Н.В., который брал в тест-драйв на три месяца личный автомобиль Дмитриевой Е.В., готовится на повышение, с должности заместителя районного прокурора.

Источник


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*