Были бы деньги, а газ найдется

Юрий Барсуков о сделке TotalEnergies с Катаром

Не прошло и двух месяцев после введения санкций ЕС против российских СПГ-проектов, как когда-то крупнейший иностранный инвестор в РФ — французская TotalEnergies — нашел замену российским ресурсам. Компания 12 июня подписала соглашение с Катаром, согласно которому она получит 6,25% в СПГ-проекте на месторождении Северное мощностью 32 млн тонн в год и стоимостью $28 млрд. TotalEnergies собирается вложить $2 млрд в проект и, видимо, сможет получать СПГ пропорционально своей доле, то есть 2 млн тонн в год. Стоимость покупки самой доли не была раскрыта, но, судя по высказываниям главы французской компании Патрика Пуянне, оказалась значительной. «Некоторые задавались вопросом: чем TotalEnergies заменит Россию? Вот наш ответ»,— заявил он. Действительно, по размеру инвестиций и объему offtake-контракта проект в Катаре выглядит прямой заменой «Арктик СПГ 2» НОВАТЭКа, где у TotalEnergies было 10% — компания остановила вложения в него из-за санкций, а перспективы «Арктик СПГ 2» теперь крайне туманны из-за невозможности поставок западного оборудования, на базе которого он был спроектирован.

Выйти из полноэкранного режима

Развернуть на весь экран

Юрий Барсуков

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Юрий Барсуков

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Конечно, TotalEnergies вела переговоры с Дохой с 2019 года, то есть задолго до военной операции на Украине. Тем не менее Россия была центром приложения усилий TotalEnergies по развитию глобального СПГ-бизнеса — там у компании был надежный местный партнер и привилегированный доступ к уникальной в мировом масштабе ресурсной базе Ямала и Гыдана. Большой вопрос, стала бы TotalEnergies переплачивать за вход в проект в Катаре, если бы по-прежнему могла рассчитывать на быстрый рост производства СПГ в российской Арктике. Но теперь, поскольку иного выхода нет, а цены на газ находятся на исторических максимумах, западные мейджоры в поисках ресурсов будут разрабатывать активы и начинать проекты с таким уровнем рисков и стоимости, которые пару лет назад даже не стали бы рассматривать. Так, в конце прошлой недели Shell и Equinor подписали соглашение с Танзанией о СПГ-проекте на $30 млрд, несмотря на печальную судьбу так и не состоявшегося из-за проблем с безопасностью проекта в соседнем Мозамбике.

Нынешняя ситуация напоминает яростную борьбу за энергоресурсы, развернувшуюся после арабского нефтяного эмбарго 1973 года. Тогда Западная Европа тоже почувствовала свою полную уязвимость перед угрозой потери поставок дешевой нефти с Ближнего Востока и запустила масштабные и дорогостоящие ответные меры. Франция построила большой парк АЭС, Великобритания начала разработку месторождений Северного моря (что в тот момент было технически крайне амбициозной задачей), а ФРГ и Австрия стали активно наращивать закупки нефти и газа у СССР, что помогло последнему развить свою нефтегазовую промышленность. Теперь стремление Европы к энергобезопасности станет точкой развития для иных стран.


Источник


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*